«

»

Авг 23 2014

Кусочек войны на ладони





Липецкие известияЯ держу на своей ладони кусочек войны. Небольшой обломок металла с острыми краями весом 31 грамм. То ли это осколок снаряда, то ли шрапнель. К счастью, я этого не знаю. А вот жителям Славянска, Луганска, Донецка и некоторых других украинских городов уже все равно. Важно лишь то, что именно такими маленькими слитками убивают людей. Любимых, родных, детей… С одной стороны, это далеко, сотни и сотни километров от Липецка, но с другой стороны жестокая, непонятная, братоубийственная война совсем рядом.

Кусочек войны на ладониЕлена

Этот кусочек металла дала мне одна женщина по имени Елена. В свои 49 она чудом избежала смерти. Муж заставил ее уехать из Луганска. В Липецк Елена и ее близкие приехали 28 июня. Сейчас они всемером ютятся у знакомых. В Луганске остались муж Елены, с которым они прожили больше 25 лет, свекровь и свекор и другие родные.

Оттуда нет возможности выехать, уже все. Я успела. В автобусе ехала стоя с Луганска до Богучар (около 240 километров – прим. ред.), потом была возможность на ступеньки сесть, — вспоминает Елена. – А так людей было как селедок в бочке.

Друзья Елены 20 лет назад перебрались из Луганска в Липецк. Когда начались обстрелы, они позвали всех, до кого смогли дозвониться, к себе.

Сейчас Елена, как и многие беженцы проходят медкомиссию.

Мы в полной растерянности. Не знаем, куда идти, какой статус получать, у кого спрашивать. Здесь, в штабе, нам дали направления и послали в поликлинику. Сегодня мы встали в 5 утра, чтобы рано утром занять очередь. Сначала пошли к наркологу, попали к нему только к полудню. Кровь сдали в 2 часа дня. А сейчас пришли в штаб и нам сказали, что уже этого ничего не надо, что заключение нарколога вообще теперь не требуется. Потерян день и силы.

Елена рассказала, что ее дети со своими семьями выехали из Луганска на неделю раньше, чем она. Сначала поехали в Крым. Думали отсидеться там, подождать, пока бомбить перестанут, а потом хотели вернуться. Но ехать побоялись. Возвращаясь, сыновья Елены могли попасть под мобилизацию.





Пока мы планируем оставаться в Липецке. Хотя бы пока не перестанут бомбить, — делится планами Елена. – Когда сидишь дома и не знаешь… Мины летят… Знаете, некоторые, уже здесь в Липецке, мне говорили: «Ой, ну да, ну война». А я так скажу: «да, ну война» — это когда вы в стороне. А когда ты сидишь, а оно у тебя над головой летит, и ты не знаешь, куда тебе, за какую стену хвататься и вообще не знаешь, куда деваться. Но оказалось, что неизвестность еще страшнее. Мы ничего не знаем о близких. Уже неделю с ними нет никакой связи. Из новостей узнали, что в Луганске нет еды, воды, света. За хлебом люди стоят часами, и нет гарантии, что они этот хлеб принесут домой, стреляют прямо по очередям.

Елене понравилось в Липецке. Тут тихо, спокойно, хорошие и доброжелательные люди. Но, даже если есть деньги, квартиру снять – большая проблема. Боятся не того, что они беженцы, а того, что в квартире будут жить по 7-10 человек. Но Елене повезло. Она договорилась, что с семьей будет жить в пустующей квартире, принадлежащей семье военных. Они сами много лет скитались по гарнизонам и понимают, как важно иметь свой угол.

Юрий

Юрию 51. Из родного города Константиновка Донецкой области он уехал еще в конце июня. Сначала жил в Воронежской области, потом перебрался в Усмань. Успел даже устроиться на работу, но трудился недолго. Сейчас он ищет работу в Липецке и временно живет в общем помещении при штабе.

Я слесарь высокого разряда с большим опытом работы. Здесь, в Липецке, работа есть, но беженцев не хотят брать. Думаю, это из-за непостоянства, ведь большинство людей, как только дома закончится стрельба, вернутся в родные города, — делится мыслями Юрий.

Долго пообщаться с Юрием не удалось. Он спешил на встречу с одноклассником, с которым судьба развела много десятилетий назад. Старый приятель попросил Юрия приехать на другой конец города и пообещал продукты и немного денег.

Вита

Ей 34. Она вместе с мужем и дочкой приехали в Липецк 25 июля. Несколькими днями позже удалось выехать из Свердловска (Луганская область) и родителям мужа Виты. Сейчас они впятером живут у дальних родственников, а в штаб приходят за гуманитарной помощью: сахаром, рисом, гречкой, кое-какой одеждой.

Рассказывать нечего, все одно и то же у всех: бомбежки, сумки в зубы и бежать. Все уже пережито, переплакано, дома брошено, оставлено. Мы хотели бы и дальше жить в Липецке. Там, дома, уже ничего не осталось: разрушен дом, нет газа, света, воды. Всю жизнь нам холодную воду давали утром с 6 до 9 и вечером с 6 до 9. Горячей воды нет. Кто мог, ставил бойлеры, а так всю жизнь грели в кастрюльках. Но сейчас воды там нет вообще.

У себя в городе Вита работала продавцом промышленных товаров. По 6 дней в неделю в любую погоду стояла на рынке по 8-10 часов. За это ей платили 1 000 гривен (3 000 рублей) в месяц.  В Липецке Вита пока ищет работу, но беженцев мало кто хочет брать. Женщина, как и многие приехавшие украинцы, надеются на сотрудников центров занятости. Муж Виты уже устроился разнорабочим на стройку, но пока неофициально. Пока нет документа о предоставлении временного убежища, никто из беженцев не может заключить трудовой договор.

Когда начался обстрел Славянска, я поняла, что это уже все. Будущего нет никакого. Никто уже не отступится. Даже это перемирие – лишь время для вооружения. И когда ребенок говорит: «Мама, мне страшно спать» — когда ты засыпаешь и не знаешь, проснешься ли или нет… Снаряды летают. А вдруг твой дом следующий!

Пока мы общались, дочка Виты вбежала в комнату, неся в руках чистый альбом, фломастеры, маленькую упаковку пластилина и книжку сказок. Ребенок сиял, понимая, что теперь есть хоть что-то к школе. Это единственная улыбка, которую я видела на чьем-то лице в тот день.

Липецк нам очень нравится, – делится эмоциями Вита. – Мы-то с глубинки, ничего такого не видели. Тут красиво, цветы кругом, чистота, фонтаны. И люди хорошие. Конечно, сталкиваемся и с непониманием, но в основном все открытые, добрые. Помогают и советами, и добрым словом. Все будет нормально. Главное – мы живые.

——

Самое страшное – это смотреть в глаза этим людям. В них нет света, нет жизни. И эти глаза наполняются слезами: тогда, когда речь заходит о близких, оставшихся там, в той такой близкой, но такой далекой стране.

В городской штаб, расположенный на улице Дзержинского, 27, приходят с самыми разными проблемами. Одни люди только что приехали и не знают, что делать и куда им идти дальше, другие как-то устроились у знакомых и дальних родственников и держат связь со штабом лишь по необходимости. Третьи же вынуждены жить при штабе. Накануне моего визита приехали новые люди, в том числе и молодые супруги с 2-месячным ребенком на руках. Сейчас при штабе, живут 29 взрослых и 10 детей. На базу отдыха «Зеленая долина» удалось поселить 162 человека. Еще 26 человек временно размещены в гостинице «Турист». Всего же с 27 июня через городской штаб прошло 1339 человек.  Для тех, кто здесь работает, нет существует маленьких проблем. По мере сил стараются помочь всем: и маме, отчаянно ищущей лекарства для 5-летнего сына, которой лежит в больнице с онкологическим заболеванием, и беременной женщине, которой через неделю-другую предстоит родить ребенка, и пенсионерке, которая переживает уже четвертую в своей жизни войну.

Городской штаб по приему беженцев оказывает первую помощь и перераспределяет приехавших украинцев, — рассказывает начальник штаба Проселков Александр Сергеевич. – Тем, кому деваться некуда, мы предоставляем еду и крышу над головой. Здесь, при штабе, мы селим только тех, у кого нет родственников или денег на съемное жилье. У людей появляется возможность нормально поесть, немного отдохнуть. Потом они начинают проходить все необходимые инстанции (федеральную миграционную службу, центр занятости), собирать пакет документов, необходимый для приема на работу. Помогаем всем, чем можем. И с управлением здравоохранения общаемся, и с управлением труда и занятости, и с управлением образования.

По словам Александра Проселкова, все, кто обращается в городской штаб, готовы работать. Исключение составляют лишь инвалиды и матери-одиночки с маленькими детьми. На данный момент далеко не все работодатели готовы трудоустроить, пусть даже на небольшой оклад, иностранных граждан.

Если у вас есть возможность, помочь украинским беженцам, находящимся на территории Липецкой области, звоните по телефону:

8 (4742) 43-17-40 – липецкий городской штаб по приему беженцев.

Двое суток я не могу отойти от этих бесед со всеми этими людьми. Двое суток я постоянно смотрю на этот небольшой кусочек металла с острыми краями.  Я вновь и вновь сжимаю его в ладони…

Светлана СТЕПАНОВА,

«Липецкие известия» №34 (1241) от 20.08.2014





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *