«

»

Авг 22 2014

И все-таки жизнь хороша!





Липецкие известия29 июля ей исполнилось 80. Она считает, что возраст – это мудрость, а настоящее богатство в жизни  – лица. Лица родных, друзей и просто попутчиков по жизни. Несколько лет назад эта удивительная женщина сама освоила компьютер и теперь является активным пользователем социальных сетей, ведет свой виртуальный дневник и не боится высказывать свое мнение. Ее зовут Светлана Викторовна Гузева (Новикова). 

Светлана Викторовна Новикова родилась в Ульяновской области. Но первый город, который она помнит, – Одесса. Жила вместе с мамой, папой, сестрой и бабушкой. Она помнит, как летом упоительно пахли акации. Этот запах до сих пор ассоциируется у Светланы Викторовны с детством. В 1939 году ее папа, кадровый военный, получил новое назначение, и из Одессы пришлось уехать.

Великая Отечественная

Семья переехала в Борисоглебск (Воронежская область). Светлане было неполных 7 лет, когда началась война.

— Я хорошо помню, как началась Великая Отечественная война, — рассказывает Светлана Викторовна Гузева. — В воскресный летний день, 22 июня 1941 года, мы с сестрой были на утреннем детском спектакле «Финист – ясный сокол». Довольные и счастливые, мы вышли из театра, нас встречала мама, мы хотели поделиться с ней впечатлениями, но заметили, что она очень грустная, и даже, как нам показалось, заплаканная. Она обняла нас и сказала: «Война началась, пошли скорее домой!».

Маленькую Свету продолжали водить в детский сад, но она замечала, что вокруг стало как-то тише, печальнее. Папа стал поздно приходить домой, мама все время грустила, бабушка часто плакала, ведь ее сына отправили на фронт. Однажды пришли солдаты и раздали всем, даже детям, противогазы и научили их надевать.

— Ближе к осени все знакомые и мы вместе с ними стали собираться в эвакуацию. Ночью нас погрузили в товарные вагоны, где были сделаны двухъярусные настилы (нары), накрытые матрасами с сеном, а посередине вагона стояла печка-буржуйка, труба которой протыкала крышу вагона. Мы все попрощались со своими папами, которые должны были приготовить самолеты к перелету на новые места и уничтожить аэродром. И поехали… Куда мы едем, был большой секрет, но наши мамы быстро угадали направление, расспрашивая на остановках людей: мы ехали пока в сторону Куйбышева (Самары). Ехали мы очень долго, стояли многими часами на запасных путях, пропуская в противоположную сторону составы, идущие на фронт. Запомнилась одна неожиданная остановка в поле, когда разбомбили другой, впереди идущий поезд. Все выпрыгивали из вагонов, бегали, кричали, впереди что-то горело, и нам было страшно… Целые сутки наш поезд стоял, пока расчищали и ремонтировали пути.

Дети мучились от безделья, взрослые – от неизвестности и страха. Светлана Викторовна вспоминает, что еду приходилось готовить на печке-буржуйке. В основном питались крупами и тушенкой. Сначала раздавали порции детям, только потом ели взрослые. Иногда на станциях можно было купить картошку, соленые огурцы, а порой даже молоко.





— И вот однажды на вокзале мы все увидели, что продаются буханки БЕЛОГО хлеба! Все взрослые побежали покупать этот давно невиданный хлеб… Какой же он был вкусный, мягкий, теплый! Я такого хлеба больше никогда не ела… Это был город Саратов!

А на следующий день поезд развернули, пришлось вернуться в Воронеж, которому больше не угрожали немецкие войска. Путешествие длилось целый месяц.

Продолжалась война. В 1943 году отца Светланы перевели в Липецк. Здесь семья жила в военном городке. Светлана Викторовна с любовью отзывается о своих соседях, с которыми пережила всю войну: семьи Николаенко, Леденевых, Вершининых, Докаловых, Матвеевых. Она рассказывает, что в последние годы войны у Матвеевых устраивались вечерние чтения. Читали Пушкина, Жуковского, Вяземского, Кюхельбекера.

— Ночью с 8 на 9 мая раздался сильный стук в потолок и стены нашей квартиры, родители выбежали в подъезд, из квартиры Вершининых кричали: «Включайте радио! Костя позвонил, сказал «Капитуляция!» Все выбегали из своих квартир, кричали, плакали, смеялись, потом все пришли к нам, на скорую руку накрыли стол. Первый тост был за тех, кто не вернулся с войны, чуть помолчали, а потом громко «За ПОБЕДУ! УРА-А-А!» Мама обняла нас с сестрой и сказала: «Война закончилась!»

Семья Новиковых. Светлана - крайняя слева

Семья Новиковых. Светлана — крайняя слева

Уроки, выученные навсегда

В Липецке Светлана четыре класса училась в школе №19 возле военного города, а с 5 класса – в липецкой женской школе №1.

— Она находилась в центре города. Это было двухэтажное здание из красного кирпича с большой площадкой перед ним, где нас всех собирали на утреннюю зарядку и на торжественную линейку. Я пришла в школу в пятый класс в 1947 году, когда моя старшая сестра окончила эту же школу. Мы жили в военном городке, и ходить в городскую школу было далеко, а зимой холодно, но я благодарна моим родителям, что они перевели меня в эту женскую школу. Я училась у самых хороших учителей…

Липецкая женская школа №1

Липецкая женская школа №1

Светлана Викторовна рассказывает, что школьная форма в те годы была обязательной. Она в трудное послевоенное время помогала девочкам не чувствовать себя обделенными в ношении красивой одежды, которая не у всех тогда была. Школьницы воспитывались на классической русской литературе.

— Мы росли романтиками, с чувством уважения к себе и к своим подругам, у нас не было соперничества, потому что здесь, в школе, не было «предметов наших девичьих симпатий». Мы дружили, нам было интересно друг с другом.  Нас учили бальным танцам. На школьные вечера приглашались мальчики из мужских школ. Они были счастливы танцевать с нами, завязывались знакомства, мы ждали встреч на следующем школьном балу…

Светлана Гузева в школе

Света Новикова (стоит) и ее школьная подруга Валя Болдырева (сдидит)

Светлана Викторовна хорошо помнит своих педагогов. Худощавого седоволосого учителя физики Василия Павловича, который был строг и всегда называл девочек на «вы». Его боялись и любили одновременно. Если кто-то не понимал урока, Василий Павлович приглашал вечером в свой кабинет на чашечку кофе. Сначала он предлагал прочитать параграф учебника, а потом походил, задавал один-единственный вопрос и отпускал ученицу домой. Другие педагоги позднее рассказали, что Липецк для Василия Павловича вроде ссылки. Он родился в дворянской семье, был офицером. До революции Василий Павлович объездил полмира. Учительница химии Антонина Николаевна тоже была строгой. Она воспитывала двух дочерей и часто ставила их в пример своим ученицам. Но со своими секретами девчонки бегали к Екатерине Ивановне, которую между собой звали просто Катюшей. Она была молодой, только после университета, учительницей английского.

— Все учителя у нас были прекрасные! После окончания школы мы поступали в институты разных городов без какой-либо дополнительной подготовки. Мы на всю жизнь, выбрав различные специальности, остались любителями литературы, сохранили правильный русский язык, которому нас учили, любили путешествовать и узнавать все новые и новые места, начертанные на той самой первой географической карте, которая висела на школьной стене. Низкий поклон тебе, ШКОЛА №1 города Липецка!

Светлана Викторовна училась хорошо, но случалось всякое. Она рассказала, что дома возле стены стоял большой шкаф. Именно за этот шкаф неизменно выбрасывались вырванные из тетрадок страницы с «двойками» или «тройками». И отчего-то именно в этот день мама Светы устраивала генеральную уборку и обязательно находила тот самый листок.

В 1952 году, в год окончания школы, с выпускницей Светой Новиковой случилась забавная история. Вместе с подругой Надей они готовились к финальному экзамену по истории. Ближе к вечеру девушки решили прогуляться и пришли в безлюдный парк, в центре которого стоял двухэтажный дом. Там жили со своими семьями начальники липецкого гарнизона. Когда-то семья Новиковых тоже жила там, но потом отца Светы перевели в Польшу, а жену с детьми поселили в другой квартире. Девочки бродили по парку, вспоминали детство, веселились.

— Тополиный пух облепил наши юбки, и мы подошли к маленькому, старенькому фонтанчику, заполненному зеленой дождевой водой. Мы смачивали руки в этой воде и счищали пух с юбок. Этот фонтанчик находился во дворике дома… На балкон вышел мужчина в пижаме и прикрикнул на нас с Надей, что, мол, нам здесь делать нечего… И, конечно, мы, только что закончившие изучать курс нашей революционной истории, не могли не воскликнуть: «Вы что помещик? Это ваше поместье?» –  и с сознанием своей правоты уселись на скамеечку… Человек в пижаме ушел с балкона.

Мужчина оказался начальником Липецкой авиашколы, генералом по фамилии Судец. Он вернулся на балкон в кителе с орденами и медалями и вновь приказал девушкам уйти из парка. После этого к школьницам подошел офицер с двумя солдатами при оружии и отвел их в комендатуру. Оказалось, что за дерзкое поведение генерал велел девушкам мыть полы. Дежурный офицер комендатуры, когда узнал фамилии Светы и Нади, тут же доложился генералу, а потом отпустил провинившихся домой. Отец одной из девочек служил за границей, второй – уже вышел в отставку.

История, длиною в жизнь

После школы Светлана Новикова уехала во Львов, где училась в политехническом институте. В 1956 году студентка 4 курса дважды прыгнула с парашютом. В 1957 году Светлана вышла замуж, взяв фамилию Гузева. В счастливом браке супруги прожили 48 лет. В жизни было всякое: радость и грусть, победы и потери, открытия и разочарования.

Светлана Гузева

Светлана Гузева

— И все-таки жизнь хороша! Было счастливое детство, даже в военные годы, была прекрасная женская школа в Липецке, были чудесные студенческие годы во Львове, была семья, дети, любимая работа, много друзей и подруг в Украине…Теперь живу в Кронштадте, в Питере. Рядом любимые и очень хорошие дочки – Лена и Оля, внуки и даже есть правнуки… Но мне все-таки повезло: я хожу, я вижу, я слышу, да и умом вроде бы еще не тронулась… А значит, будем жить, ведь это так интересно!

Светлана СТЕПАНОВА,

«Липецкие известия» №32 (1239) от 6 августа 2014 г.





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *