«

»

Май 15 2015

Чему учит улица?





Липецкие известияПронзительно синее небо, ярко-зеленая листва на деревьях, пригревающее, но еще не палящее солнце – май в Липецке прекрасен. В один из чудесных весенних дней я в очередной раз отправилась пешком по городу. Объектом моего внимания стала улица Ушинского.

Сокол – район особый. Такое ощущение, что это город в городе. Сокол начинается с завода и улицы Баумана, продолжается автостанцией, откуда с завидной регулярностью отправляются пригородные автобусы и заканчивается трассой федерального назначения. Одной из самых старых и самых длинных сокольских улиц является улица Ушинского.

Я вышла из маршрутки на остановке «улица Баумана», перешла через дорогу и приготовилась прогуляться в направлении площади Горского. Это все по прямой, никуда не сворачивая. Улицу Ушинского смело можно называть улицей контрастов. Слева от дороги я увидела довольно ухоженный газон, а справа – свалки мусора. Но если строительный мусор у дома №12 еще можно оправдать, так как там идет перекрытие крыши, то дальнейшие «виды» логически объяснить невозможно.

В месте, где от Ушинского отходит Тамбовская улица, стоят брошенные металлические киоски с надписью «Ремонт обуви». Они никому не нужны, но и убирать их никто не собирается. А рядом недавно были опилены старые деревья. На пустыре за киосками высятся двухметровые стволы, а возле них так и лежат опиленные фрагменты. Рядом – много веток и бытового мусора. Небрежно брошенный окурок – и все это вспыхнет в мгновение ока.

Иду дальше и вижу знаменитую закусочную «Ромашка». Дверь призывно распахнута, но войти внутрь я так и не решилась: уж слишком сильно разрушены старые бетонные ступеньки. Один знакомый рассказывал, как когда-то они с приятелями с завидной регулярностью забегали в «Ромашку» — место было весьма и весьма популярным. Но это было много лет назад. Чуть позже здание пытались перестраивать, потом в помещении был склад. Сейчас невооруженным глазом видно, что объект окончательно заброшен.

Если пройти по улице Ушинского еще несколько метров, можно увидеть очередное никому не нужное строение. Оно обозначено на картах, но ему даже не присвоен номер. Внутри – грязь, пыль, строительный мусор. С этой точки видно клинику «СоколМед» с ярко-красным рекламным баннером на фасаде. И в поле зрения попадает очередная куча мусора. На территории клиники, прямо с двух шагах от здания, видна гора пакетов и мешков, наполненных неизвестно чем. Все это небрежно свалено у забора – как будто так и надо.

Напротив «СоколМеда» снова заброшенное строение (я уже сбилась со счета какое). Одного взгляда мне хватило для появления стойкой и не очень приятной ассоциации – Чернобыль, Припять, дом-призрак. Еще несколько лет назад часть здания, очевидно, использовалась, о чем свидетельствует облупившаяся вывеска некоего предприятия «Альтаир». Здание выглядит действительно ужасающе. Черные оконные провалы без стекол – это там, где закрытое помещение. Над большей частью здания нет крыши. Даже деревянные рамы и те давно выбиты то ли вандалами, то ли ураганным ветром. Через оконные проемы прекрасно видны груды строительного мусора и кустарники. Кустарники внутри заброшенного дома – все же не удивительно, что у меня возникла ассоциация с Припятью.





Я рискнула подойти поближе. Внутри здания разбитый кирпич, пустые сигаретные пачки, полиэтиленовые пакеты, голубые одноразовые бахилы, использованные шприцы и прочий мусор в огромном количестве. Вид через соседнее окно мало чем отличается – только досок больше. А ведь буквально в двух шагах детская поликлиника. Мимо этого строения родители водят детей к врачу. А дети, как известно, натуры впечатлительные. У них своя логика, в чем я тут же убедилась.

По улице шла молодая женщина с сыном лет пяти. Тот с нескрываемым удовольствием развернул конфетку и отправил ее в рот. Дальше слышу диалог:

— Фантик не бросай на улице. Сейчас дойдем до урны, там выбросишь, — учит ребенка мама.
— Мам, а давай я выброшу вот сюда, здесь же и так много мусора, — ничуть не смутившись предлагает малыш, указывая на то самое заброшенное здание, о котором идет речь.

С детьми связан и еще один эпизод, свидетелем которого мне невольно пришлось стать. Через дорогу от ДК «Сокол» находится шиномонтаж. Ничего особенного: ворота, рекламные вывески с перечнем услуг, рабочие. А между проезжей частью и тротуаром узкий клочок земли с травой и канализационными люками. Там лежал пес. Обычная рыжая дворняга среднего размера. Чуть впереди меня шла мама с двумя маленькими дочками. Одна из девочек радостно подбежала к собаке и начала ее гладить. Мать тут же оттащила ребенка от животного.

Несколько недель назад я готовила материалы про бешенство в городе Липецке. И я прекрасно помню, что именно на улице Ушинского был подтвержденный случай бешенства у собаки. Ведь могло случиться так, что и это животное, тоже пораженное болезнью, без сил лежит рядом с тротуаром. Но ребенок, который подбежал «погладить собачку», легко мог оказаться укушенным – бешеные животные агрессивны и непредсказуемы. Хорошо, что этого не случилось. При ближайшем рассмотрении оказалось, что собака на улице Ушинского и вовсе неживая. На широкой многолюдной улице, по которой в день проходят сотни, если не тысячи, человек.

Рядом с одними из самых крупных медицинских учреждений Липецка разруха. В который раз убедилась, в человеческом равнодушии. Кого винить? Чиновников? Они тоже люди подневольные и не всегда могут изменить ситуацию. Жителей данного района города? У них и свои проблем хватает.

Дальнейшее путешествие по улице Ушинского оказалось ничем не примечательным. Больничный комплекс с лавочками возле корпусов, напротив – ослепляющий контрастом синего весеннего неба и молодой зелени сокольский парк, жилые здания и магазины. Ничего необычного. Но руины в начале улицы и лежащая рядом с тротуаром собака еще долго не смогут стереться из моей памяти.





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *